Генпрокуратуры перечислила проблемы судмедэкспертизы

Генеральная прокуратура Российской Федерации при участии прокуроров субъектов РФ проанализировала состояние законности и практику надзора за исполнением законодательства при производстве судебно-медицинских экспертиз в стране.

Многочисленные нарушения, которые допускают и органы госвласти, и экспертные организации – главный вывод исследования. Прокуроры вынесли 64 представления, 5 протестов на незаконные правовые акты, возбудили 6 дел об административных правонарушениях и направили в суд 4 заявления.

Какие ошибки и проблемы обнаружила генпрокуратура?

  • Недостаточное финансирование деятельности государственных судебно-психиатрических экспертных учреждений.
    Проблемные регионы*: республика Дагестан, Калмыкия, Белгородская, Брянская, Калининградская, Челябинская области.
  • Недостаточная материальная и техническая база для проведения судебно-медицинских экспертиз. Помещения не отвечают санитарно-эпидемиологическим нормам и правилам пожарной безопасности.
    Проблемные регионы: республики Карелия, Мордовия, Татарстан, Владимирская, Волгоградская, Вологодская, Воронежская, Иркутская, Ленинградская, Липецкая, Ростовская, Ульяновская, Ярославская области, г. Севастополь и др.
  • Палаты переполнены, нормы питания не соблюдаются. Проблемные регионы: Республика Татарстан, Костромская область.
  • У специалистов недостаточно квалификации. В штате экспертных организаций есть сотрудники, чьи знания и опыт не соответствуют профессиональным и квалификационным требованиям. Некоторые сотрудники не имеют действующие сертификаты специалистов по судебно-психиатрической экспертизе.
    Проблемные регионы: Республика Бурятия, Ростовская, Рязанская, Свердловская области.
  • Нарушение процессуальных требований. Экспертные организации не всегда требуют согласия лиц, подлежащих экспертизе в добровольном порядке, либо их законных представителей, не всегда уведомляют родственников исследуемых лиц об их госпитализации в стационар.
    Проблемные регионы: Республика Коми, Алтайский, Красноярский края, Ленинградская, Самарская области, Ямало-Ненецкий автономный округ.
  • Допуск к экспертизе врачей. Сотрудники экспертных организаций не всегда соблюдают установленные законодательством ограничения по участию в экспертизе в отношении живых лиц врачей, которые до назначения экспертизы оказывали им медицинскую помощь. Проблемные регионы: Брянская, Мурманская области, Ханты-Мансийский автономный округ-ЮГРА.
  • Нарушение сроков. Нарушение сроков пребывания в экспертном учреждении граждан, направленных на судебно-психиатрическую экспертизу.
    Проблемные регионы: республика Бурятия, Крым, Красноярский, Ставропольский края, Белгородская, Вологодская, Тульская, Челябинская области и др.

Столкнувшись с таким большим количеством нарушений законодательства о проведении судебно-медицинских экспертиз, генпрокуратура предложила Росздравнадзору и его территориальным органам усилить контроль за соблюдением экспертными организациями порядка проведения медицинских экспертиз.

В свою очередь Минздрав России порекомендовал региональным властям проанализировать причины выявленных ошибок и разработать план мер по их устранению и предупреждению. Генеральная прокуратура продолжит контролировать соблюдение законности при проведении судебных экспертиз.

*Проблемные – те регионы, в которых прокуратура выявила нарушения и внесла представления в региональные департаменты здравоохранения.

Своим мнением по поводу выводов Генеральной прокуратуры поделился ректор «Института судебных экспертиз и криминалистики» Александр Геннадьевич Третьяков:

С выводами Генпрокуратуры трудно не согласиться. Всё так и есть: экспертным учреждениям, проводящим судмедэкспертизы, не хватает денег, помещений, специалистов. Отсюда ошибки и нарушения законодательства. На мой взгляд, всё это говорит о проблеме системной. Она в следующем: из-за государственной монополии на эту отрасль пропал «интерес» к её развитию и совершенствованию, особенно в регионах. Эксперты там получают чудовищно мало, помещения, в которых они работают, уже лет 20 нуждаются в ремонте, для получения сертификата и повышения квалификации приходится ехать в столицу, а деньги на «командировку» эксперта руководству взять не откуда. При всём этом количество «заказов» на экспертные услуги стабильно высокое. Понятно, что иногда сотрудники рискуют и ошибиться, и нарушить букву закона.

Что делать в такой ситуации? Да, её надо контролировать. Да, потребовать Минздраву разобраться в причинах и провести профилактические работы. Однако, я считаю, что этого мало. Концептуальной перестройки требует и подход к выбору экспертов, и к порядку производства экспертиз и…монетизации этой услуги. У государственных экспертов должны быть «конкуренты», должна быть мотивация и четкое понимание позиции законодателей. Я говорю о том, что нам уже давно анонсируют изменения, поправки в закон об экспертной деятельности. Но воз и ныне там. Экспертная деятельность не должна держаться на вере в светлое будущее и личной инициативе врача, его внутренних жизненных установках. Нужна четкая позиция государства по поводу, концепция развития отрасли. Пусть даже она не будет одномоментной, а постепенной, но она нужна.

Источник: пресс-релиз Генеральной прокуратуры от 14 сентября 2016 года.


См. также:

Минюст будет выдавать лицензии частным экспертам

Как судьи оценивают качество судебно-медицинских экспертиз и какие способы совершенствования предлагают?

Можно ли обжаловать заключение судмедэкспертизы?