Управлял или не управлял?

Верховный Суд рассмотрел жалобу водителя из Нижнего Тагила, которого суд лишил прав и оштрафовал на 30 тыс. рублей за отказ пройти медосвидетельствование. Соседи заподозрили мужчину, возящемуся с машиной, в нетрезвости и вызвали сотрудников ГИБДД. Приехавший наряд предложили гражданину пройти тест на алкогольное опьянение. Услышав отказ, гаишники оформили протокол за «невыполнение водителем транспортного средства законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения». Так мужчина лишился прав на полтора года и обзавёлся обязанностью оплатить штраф.

Изучив обстоятельства дела, ВС выяснил, что мужчина за баранку автомобиля (кстати, речь идёт о самосвале) не садился и не сдвинулся ни на метр – машина была не исправна, в ней отсутствовала корзина. Местный суд прислушался только к доводам ГИБДД, занесённым в протокол. А сотрудники ГИБДД – к словам свидетелей. Никто из них – суд и ГИБДД – не учли показания прибора ГЛОНАСС, показывавшему нули по времени движения и пробегу.

Суд отменил решения нижестоящих судов. Водителю вернули права. Особо подчеркнул ВС и то, что производство по делу об административном правонарушении должно быть «всесторонним, полным и объективным». Это значит, что судьи должны быть в курсе всех обстоятельств по делу, в том числе о самом событии, лице, совершившим противоправные действия (бездействие), и его виновности. А «установление виновности лица в совершении административного правонарушения предполагает доказывание его вины». Верить на слово инспектору ГИБДД или показаниям свидетеля из протокола еще недостаточно.

Источник: Постановление Верховного Суда Российской Федерации №45-АД15-8 от 27 ноября 2015 года.